11 сентября 2017 года
Степни Андервуд
«Где-то за холмом ухала сова — я знал, что это означает смерть»
Штат Алабама, 85 лет
Источник: Library of Congress
«Да, сэр, я был рабом. Мне было десять, когда началась война.

Моя мама принадлежала Джонстонам, а папа — Андервудам. Они жили рядом на двух плантациях в округе Лаундс. Они были хорошие люди, эти Андервуды, помню, они считали меня смешным, похожим на обезьянку. Хозяин надо мной хохотал до упада, а когда были гости, они всегда говорили: где Степни? Мы хотим, чтобы он нам станцевал. Я такие коленца для них выделывал!

Однажды я закончил свои дела, тихонько вышел и пошел на другую плантацию, чтобы увидеться с мамой. И вот на полпути, в лесу, столкнулся с двумя патрульными. Они остановили меня и говорят:

 — Эй, негр, ты чей?

 — Мастера Джима Джонстона, — говорю.

 — А что же ты тут тогда делаешь? — спрашивают они, а сами подбираются поближе, чтобы меня схватить.

Я решил больше не тратить времени на разговоры с ними, потому что понимал, что сейчас будут бить. Я побежал что есть мочи по лесу, как спугнутый кролик, а патрульные за мной. Я знал, что эти два дядьки точно меня не догонят, но и что дома меня ждет порка.
Патрули, которых рабы называли patrollers, patterrollers, pattyrollers или paddy rollers — организованные группы белых мужчин, следившие за поведением чернокожих рабов, особенно беглых, в южных штатах до Гражданской войны.
Патруль проверяет пропуска у рабов на дороге под новым Орлеаном. Гравюра Фредерика Шелла.
1863

Library of Congress

Впрочем, домой я в эту ночь не пошел. Я остался в лесу и развел небольшой костер. Я прилег под платаном, чтобы собраться с духом и пойти домой. Я слышал, как где-то далеко в лесу рычали пумы и выли дикие кошки, и мне очень хотелось к маме. То и дело я видел ярко горящие глаза и слышал шорох в кустах. Плакать не имело смысла — я был далеко от дома, и меня все равно никто бы не услышал. Все как будто было против меня. Где-то за холмом ухала сова — я знал, что это означает смерть. К счастью, я был в комбинезоне и смог вывернуть карманы, чтобы сова замолчала. И она тут же замолчала. Потом у меня зачесалось левое ухо, и я знал, что кто-то говорит обо мне плохое. Наверное, надсмотрщик, который обязательно меня высечет, когда я вернусь домой. Скоро я заснул прямо там, на мху. Утром проснулся ужасно голодным, и, когда солнце перевалило за холм, услышал, как кто-то продирается через кусты. Это был хозяин, надсмотрщик и еще какие-то люди. Я побежал навстречу и закричал изо всех сил:

 — Мастер Джим, я тут!

Он подошел с очень нахмуренным лицом, а у надсмотрщика в руках была плетка.

 — Ах ты кучерявый негритянский чертенок, — сказал хозяин. — Я покажу тебе, как убегать из дома. Пойдем домой, я накормлю тебя завтраком и дам приличную одежду. Ко мне сегодня приедут гости, а ты тут в лесу, вместо того, чтобы танцевать.

И тут хозяин улыбнулся, как будто я ничего плохого не сделал.

 — Наверное, ты хочешь к маме, бедный негритенок. Что ж, придется купить ее. Ах ты чертенок! А ну пошли домой».

Округ Лаундс, штат Алабама, на карте.